Новая страница 2

«Поэты поэтами, но ведь и бочкой масла, и головкой сыра,
 и бутылкой чистого вкусного молока, которую мы дарим детям,
 можно в равной степени славить Отечество, служить благу и расцвету родной земли!»
(промышленник Александр Васильевич Чичкин о Николае Васильевиче Верещагине)

Николай Васильевич Верещагин (1839–1907) – российский общественный деятель, просветитель, сельский хозяин-практик. Родился в г. Череповце, старший брат художника Василия Верещагина. Известен как «отец вологодского масла». Создатель первых русских сыроварных и маслодельных артелей, технологий производства и доставки сливочного масла.

XIX век предъявил высокие требования к русскому дворянству. Ему как наиболее образованному сословию предстояло решать новые проблемы государственной важности. Инициировать новации, менять экономическую реальность – процесс сложный, многоступенчатый, – и справиться с ним дано было не каждому.
Поражение России в Крымской войне показало, что перемены жизненно необходимы. Российское правительство приступило к реформированию общества, начав с главного – отмены крепостного права. Освобождением крестьян правительство надеялось создать условия для интенсификации сельского хозяйства, являвшегося экономическим фундаментом государства.
Настроения дворянства были самыми разнообразными. Многие землевладельцы, оставшись без бесплатно обрабатывающих землю работников, предпочитали традиционное и экономное ведение хозяйства, избегая нововведений.
У Николая Верещагина была другая позиция. Новизна его подхода к решению проблемы интенсификации сельского хозяйства состояла в создании источника общей прибыли, прибыли на артельных началах. Его трудами и заботами рождалась новая отрасль производства – молочная промышленность.
Энтузиаст и подвижник, с детских лет впитавший аромат лугов пришекснинской низменности, Н.В.Верещагин был убеждён – природные богатства края не востребованы полностью. Потенциал русского молочного стада – ресурс, подобный золотоносной жиле, способный при «усиленной заботе об улучшении скотоводства» обогатить население, поддержать хозяйство в условиях Нечерноземья как в дворянской, так и в крестьянской среде.

«Его тянуло к университету, к хозяйству, к рабочим артелям…» (В.В.Верещагин)[1]

«Мне пришлось выйти в отставку накануне освобождения крестьян. Минута была и возвышенная, и тяжелая. Что касается владельческих хозяйств, то они все оказались без оборотного капитала, пришлось думать и заботиться о том, как сделать хозяйство выгодным. Одновременно представлялось обширное поле и для общественной деятельности, ибо я тотчас же был выбран кандидатом мирового посредника и три года был занят как введением уставных грамот, так и различными заботами об улучшении крестьянского хозяйства, ибо крестьянство, перешедшее на оброк, сильно нуждалось в заработках» (Н.В.Верещагин) [2]

К претворению своей мечты он приступил в соответствии с заветами старших поколений. «Не бойтесь сказать никому, что вы корову доить умеете. Тот, кто сам умеет сделать, умеет и заставить сделать»[3], – таким образом наставлял своих воспитанников основатель первого маслоделательного завода в России, потомственный дворянин Николай Николаевич Муравьёв еще в начале XIX столетия. Муравьёв был зачинателем освоения молочного дела в России. В его училище для колонновожатых готовились кадры будущих офицеров и землевладельцев. Каждый из них работал на организованной при училище ферме, ухаживая за коровами, готовя для них корм. Трагедия дела Муравьёва состояла в том, что большая часть его учеников впоследствии пополнила ряды декабристов и была репрессирована. Уже в 1836 году сосланные декабристы создали маслоделательный завод в Енисейской губернии, под Минусинском.
Заботы Н.В.Верещагина не ограничивались организацией единственного предприятия. Задачу свою он видел гораздо шире: «Ввести сыроварение в круг крестьянского хозяйства… сделать опыт артельных сыроварен на российской земле», – указывал он в своем обращении в Императорское Вольное экономическое общество.

«Приехав в Швейцарию и попав на сыроварню, я никак не мог понять, почему туда так много народу носит молоко; мне казалось, что сыроварение возможно только у крупных землевладельцев. Ответ был, что носят молоко крестьяне. Кто же у них покупает молоко, был мой вопрос? Они не так глупы, чтобы продавать молоко, отвечал мне сыровар. Сыроварней заведует комитет, который нанимает сыровара, продает сыры и т. п.» (Н.В.Верещагин)[4]

В 1865 году потомственный дворянин, лейтенант российского флота, участник боевых действий в составе экипажа канонерской лодки «Бурун», мировой посредник Череповецкого уезда, член комитета Московского общества сельского хозяйства, переехал в обычную крестьянскую избу в с.Городня Тверской губернии, частично оборудовав её под сыроварню. Именно сыр тогда (вопреки опыту Н.Н.Муравьёва) рассматривался как единственно возможный способ консервации молока. Кропотливый труд Верещагина, освоение им и его супругой всего производственного процесса от ухода за животными до получения готового молочного продукта не остались незамеченными. Крестьяне окружающих деревень прониклись уважением к супружеской паре, и уже 19 марта 1866 года была организована первая артельная сыроварня в селе Остроковичи Тверской губернии. В этом же году сыроваренный завод на артельных началах открылся в Вигодощах, в семи верстах от Остроковичей, где вырабатывались голландский и швейцарский сыры. За два года таких артелей было создано около десяти.
Перед Верещагиными стояла тяжелейшая задача – сломать вековые привычки российского крестьянства. «Затруднения открылись, можно сказать, по всей линии»[5], – писал Верещагин. Нужно было приучить крестьян приносить молоко в одно место, использовать для молока специальную посуду. Для снабжения крестьянских хозяйств необходимым инвентарём Н.В.Верещагин самостоятельно разработал эскизы необходимой утвари. Впервые в России зачинатель молочного дела организовал мастерские по изготовлению молочного инвентаря и посуды из высококачественного «белого сибирского» железа.
Неутомимый исследователь и труженик, Н.В.Верещагин в 1871 году создаёт первую молочную школу в селе Едимоново Корчевского уезда Тверской губернии.

«Открытие школы мне долго не давалось, несмотря на энергическую поддержку, оказанную мне Императорским Вольным экономическим обществом и особенно профессором Менделеевым, объехавшим со мною все существовавшие артельные сыроварни. Несмотря на то, что он подтвердил все мои взгляды на возможность широкого развития у нас молочного хозяйства, несмотря на то, что Министерство государственных имуществ представляло проект школы, учреждение школы целых два года не встречало поддержки со стороны Министерства финансов и контроля. Наконец, потеряв много времени и средств на поездки, я пошел лично объясняться с министром финансов…» (Н.В.Верещагин)[6]

В первой экспериментальной школе имелось стадо коров местных пород, из которых выводились элитные образцы, составившие костяк ярославской породы. Школа представляла собой чистое, ухоженное внутри здание, имела свою ферму. Здесь бесплатно обучались представители различных национальностей. Учащиеся получали навыки ухода за животными, учились определять качества коров при отборе в стадо, определяли жирность молока, изготавливали сыры. Каждый ученик должен был пройти все стадии производства, основательно их освоив. Сроки освоения учебной программы были индивидуальными. Не освоив начальную стадию, ученик не имел права переходить к изучению последующей.

«Его скромная школа с прекрасной при ней молочной лабораторией представляет собой настоящий русский центр не только скотоводческой науки, но и скотоводческой практики… Хороший верещагинский ученик без всякого особого таланта подберёт из русских ярославок и вологжанок превосходное стадо и распределит корма… Мы и не подозревали, что эта многострадальная коровка… являет по всему Северу ряд удивительных, веками сложившихся пород, которым могут смело позавидовать лучшие стада Европы» (С.Ф.Шарапов, инспектор по молочным хозяйствам)[7]

Горячо болея за развитие молочного дела, учёный и практик не жалел ни сил, ни средств на отбор и подготовку кадров. Своих товарищей по флоту – братьев Бландовых и Григория Бирюлёва, он за свой счёт отправляет для обучения в Голландию и Швецию. Позднее под их управлением открылся филиал Едимоновской молочной школы в селе Коприно Ярославской губернии. Верещагин уверенно двигался на Север. Объединив усилия, подвижники активно содействовали развитию артелей в Ярославской губернии. Ими же был открыт первый склад продукции артельных сыроварен в Москве.

«По мере развития дела расходы мои складывались, во-первых, из расходов на изучение дела, на изучение производства разных сортов сыра и масла, для чего приходилось самому ездить за границу, а равно посылать туда других. Посылать мне приходилось до двадцати человек, иных по несколько раз» (Н.В.Верещагин)[8]

В ходе практики Николай Верещагин впервые пришёл к мысли о том, что в северорусских условиях необходимо производить не крупный швейцарский сыр, а мелкие сорта сыра (голландский и честер), требующие меньшего срока созревания.
Верещагин начал освоение производства масла на продажу. К изучению этого процесса исследователь привлек лучших голштинских мастеров – супругов Фридриха Асмусовича и Иду Ивановну Буман. Стараниями идеолога северорусского маслоделия был привезён из Швеции первый сепаратор.
Многолетние изыскания в сфере молочного скотоводства и создания нового уникального продукта привели Н.В.Верещагина к открытию способа пастеризации сливок. Подогретые сливки придали молочному продукту тот самый неповторимый «ореховый» привкус.
В своем поместье под Вологдой в селе Фоминском (ныне – поселок Молочное) Буманы устроили образцовое хозяйство. В их частную школу мастериц маслоделия приезжали учиться со всей России, но успехи вологжан оказались особенно заметными. В 1879 году с первой Всероссийской сельскохозяйственной выставки в Санкт-Петербурге вологжане привезли 45 наград за сорта масла, «пригодного для продажи в столицах и за рубежом»[9].

«Чтобы поправить наш местный русский скот, … нужно немного хорошего питательного сена, умело распределить его дачи, вовремя дать пить, прибавив к этому немного колоба и отрубей. Главный секрет успеха скотоводства Буман – это постоянное самоличное наблюдение за дойными животными» (В.И.Спирин, инспектор по молочным хозяйствам)[10]
«Вологда с её экспонацией – совершенное для нас открытие, которое обнаруживает наше полное неведение собственной производительности. Не только финляндцы и немцы способны к представительству, но и русские, да ещё жители лесов и тундр – вологжане».[11]

Для обследования русского скота по инициативе Н.В.Верещагина было организовано три экспедиции. В хозяйстве Буманов, начинавших с высококачественного голландского скота, через 7 лет не осталось ни одного экземпляра заграничных породы.
Для продвижения своих идей Верещагин ведёт непрерывную работу с губернскими земствами. С его подачи в 1875 году техником молочного хозяйства по Вологодскому губернскому земству стал вятский потомственный почётный гражданин Александр Машковцев. Реальная помощь в устройстве маслоделен частным хозяевам и артелям вменялась в обязанности нового должностного лица[12]. Под контролем родоначальника молочной промышленности с удвоенной энергией руководил работой передвижных школ маслоделия Сергей Косарев. Опыт вологодских передвижных маслоделен перенимали и ярославские, и тверские хозяйства.
Верещагину принадлежит и заслуга создания первой молочно-исследовательской лаборатории. Заведующим ею стал выпускник московской Петровской академии, молодой учёный Аветис Калантар. Верещагин приметил его ещё во время практики в Едимоновской школе и пригласил на работу. Их усилиями и была создана «лаборатория для исследования качества молока, продуктивности разных пород скота и способов кормления. Это был первый реальный шаг по пути объединения науки и практики в образовательном процессе»[13].
Именно А.Калантар «впервые озвучил мысль о необходимости создания в России высшего учебного заведения по молочному хозяйству и изложил основные принципы его организации»[14]. Такой институт с уже детально разработанным положением и был открыт на базе поместья Фоминское под Вологдой уже после смерти Николая Васильевича Верещагина.
Николай Верещагин был не только талантливым учёным и практиком. Он обладал способностями хорошего организатора и стратега. На самых высоких уровнях он заявлял: «Напрасны старания добыть молоко или сделать из него хороший продукт, если, благодаря существующим условиям провоза по железным дорогам, очень трудно, а иногда невозможно уберечь молоко и молочные продукты от порчи, а иногда и от окончательной порчи их во время пути».[15] Энергией великолепного организатора удалось добиться устройства специальных вагонов-ледников и снижения тарифов на перевозку молочной продукции по железной дороге, что повлекло за собой значимое расширение российского рынка масла и сыров. Свежее сливочное масло[16] теперь в сжатые сроки поступало на зарубежные рынки, где пользовалось большим спросом.
Подводя итоги своей деятельности, родоначальник молочного дела в России отмечал:
«Когда я начал свои работы в 1865 году, мы производили одно топлёное масло, которого внутреннее потребление и экспорт (в Турцию и Египет около 250 000 пудов в год) не превышало в общем 10 000 000 рублей. Готовили небольшое количество так называемого чухонского или сметаннаго масла, а сливочнаго так мало, что Москва, например, имела его не более 1 000 пудов в год, а Петербург, если несколько и более, то масло это доставлялось из Финляндии. Из сыров мы производили один швейцарский и еще очень небольшия количества зеленаго и лимбургскаго сыра. Кормление молочных коров поэтому было самое скудное, доходность от них небольшая, а количество и качество удобрения не поощряли трудов землевладельцев. Мне пришлось произвести массу работ: 1) приучить обрабатывать молоко сообща, 2) снабдить надлежащей посудой, 3) ввести у нас выработку всех сортов масла и сыров, 4) организовать их сбыт на внутренних рынках и за границей, 5) ввести контроль и определение качества молока, 6) доказать пригодность русской молочной коровы для переработки усиленных кормов и оплату ею этих кормов и улучшения в уходе, 7) широко распространить все добытые знания в России»[17]

Масштаб деятельности Верещагина и его соратников приобрёл невиданный размах. За четыре десятилетия Россия стала крупнейшим в мире экспортёром сливочного масла.

«Перевозка по железным дорогам, как показала статистика свыше 20 000 000 пудов в год, а так как до 3 000 000 пудов масла из этого количества экспортируется заграницу и оценивается приблизительно в 30 000 000 рублей, то остальное количество, свыше 17 000 000 пудов, во всяком случае представляет ценность не меньше 30 000 000 рублей, а, следовательно, мы уже производим молочных продуктов примерно на 60 000 000 рублей в год. Ценность скота более удойного и земли более урожайной несомненно значительно поднялась повсюду, где привилось улучшенное молочное хозяйство»[18]

Вслед за северными землями масштабное маслоделательное движение охватило Сибирь. В итоге уже в 1913 году Россия выручила от продаж молочных продуктов в два раза больше, чем дали все российские золотые прииски за тот же период. Русское молочное производство, действительно, удалось превратить в золотоносную жилу!
Но сам Верещагин оказался в стороне от этих доходов. Долги и кредиторы, отношения с ними занимали его последние дни. Именье было заложено, а российское правительство не спешило поддержать энтузиаста молочного дела. До самых последних дней Николай Васильевич Верещагин оставался верен своему делу и своему Отечеству. В письмах к императору Николаю II он отмечал: «Никогда я не брал ни с кого ни за ученье, ни за советы по устройству маслоделия, сыроварения, или постановке дела скотоводства».[19] Через всю свою подвижническую жизнь он пронёс понимание истинного дворянского служения России: «Служба моя, начатая во флоте в 1854 году, имеет беспрерывно общественный характер уже сорок восьмой год. В силу всех этих данных молю Ваше Императорское Величество повелеть избавить меня от долгов и поставить меня в такое положение, чтобы я мог и дальше служить Вашему Императорскому Величеству и стране, покуда есть мои силы». [20]
Н.В.Верещагин скончался в 1907 году в своём именье Пертовка на берегу Шексны. Восхищение деяниями наставника в профессиональной среде было повсеместным. Ученик и последователь Николая Верещагина, крупный предприниматель, основатель молочного завода в Москве, владелец всероссийской молочной компании Александр Васильевич Чичкин после кончины учителя с горечью писал:
«В Канаде и Дании установлены, например, памятники мастерам сыроделия, над центральной площадью Копенгагена взметнулся ввысь бочонок сливочного масла. У нас же всё это вызывает недоуменную улыбку. А жаль! Очень жаль! Любой памятник – это, прежде всего, застывший в бронзе, мраморе, граните дух народного гения, поклоняясь и равняясь на который народ продолжает движение вперед! Почти полное отсутствие у нас памятников основоположникам той или иной отрасли промышленности, книг о них, культа уважения и равнения на них среди молодежи не делает чести России».[21]

Идеи Верещагина и его сподвижников об открытии высшего учебного заведения по молочному делу не осталась незамеченной. В 1899 году съезды молочных хозяев Ярославской и Вологодской губерний и Всероссийский съезд молочных хозяев в Петербурге высказались за необходимость создания молочного института. Работа над его созданием оказалась замедлена бурными событиями российской действительности 1903–1907 годов. Уже после смерти основоположника российской молочной промышленности вновь развернулась дискуссия о месте размещения нового научно-образовательного учреждения.
По предложению Аветиса Калантара молочный институт был открыт под Вологдой на базе хозяйства четы купцов Буманов. Это образцовое хозяйство в селе Фоминском знали многие специалисты. Его подробно исследовали, уклад хозяйства неоднократно описывался, материалы подробно освещались в печати. Выгодное положение вблизи пересечения двух крупных железнодорожных линий (Москва – Архангельск, Санкт-Петербург – Вятка) и применение передовых знаний позволили создать развитые хозяйственные формы. За выдающиеся заслуги в экономическом развитии края голштинцы Буманы были награждены ежегодным денежным пособием от вологодского губернатора в размере 1 000 рублей. В 1909 году купец второй гильдии Фридрих Асмусович Буман, не только усердно занимавшийся хозяйством, но и бессменно служивший старостой Воскресенской церкви, получил золотую медаль «За усердие» на Аннинской ленте.
Уже в 1912 году на базе приобретённого поместья Буманов начала свою работу опытная молочнохозяйственная станция. Продолжали функционировать ферма и завод. 19 мая 1913 года состоялась торжественная закладка главного здания Молочнохозяйственного института, со временем окруженного обширным комплексом построек, давшим начало посёлку Молочное. Зарождавшееся учебное заведение было призвано заниматься научными изысканиями в сфере молочного хозяйства и молочного скотоводства, теоретической и практической подготовкой деятелей сельского хозяйства. При институте открывались высшие курсы с учебной фермой, лабораториями, научными коллекциями, библиотекой и мастерскими. Здесь же была сформирована низшая школа и временные курсы. Преподавательский состав отбирался очень тщательно, велась переписка с желающими учиться. В октябре 1912 года при Молочнохозяйственном институте открылась библиотека – единственная в своём роде и наиболее полная по всей Северной области по подбору литературы[22]. Основу её фондов составила ценнейшая библиотека Николая Васильевича Верещагина и библиотека старшего инструктора по молочному хозяйству датчанина Карла Риффесталя. Фонды активно пополнялись по заказам научных работников института.
Становление Молочнохозяйственного института проходило в трудных условиях: сначала мировая, а потом гражданская войны, безденежье, нехватка кадров – всё это задерживало развитие научно-опытного и образовательного процесса. Работа активизировалась в мирный период. В результате кропотливых исследований в новых технологических условиях вологодские маслоделы довели рецептуру верещагинского сливочного масла до совершенства. В 1939 году по ходатайству сотрудников Молочнохозяйственного института приказом Наркомата мясной и молочной промышленности «Парижское» масло было переименовано в «Вологодское», на него был установлен Государственный стандарт. В 2003 году вологодское масло законодательно получило статус наименования продукта по месту происхождения.
Молочнохозяйственный институт доказал своё право на существование. С 1995 года институт получил статус академии. С этого же года Вологодская государственная молочнохозяйственная академия носит имя Николая Васильевича Верещагина. Этот живой, развивающийся организм, продолживший дело Верещагина, стал лучшим памятником великому вологжанину – труженику и энтузиасту, создателю славы вологодского молочного хозяйства.


Сайт ВГМХА, история академии: http://molochnoe.ru/node/3

[1] Верещагины. России славу умножая… / Автор-составитель Починюк О.П. СПб., 2008.
[2] Из автобиографии. Метод доступа: http://www.goodmilk.ru/pages/vereshyagin.html
[3] Записки Н.Н.Муравьёва / Русский архив. 1885. № 9–12.
[4] Из автобиографии. Там же.
[5] Черновик письма Николаю II (1897–1898 гг.) // Документальный фонд Н.В.Верещагина. Череповец, 1992. С. 27.
[6] Из автобиографии. Метод доступа: http://www.goodmilk.ru/pages/vereshyagin.html
[7] Шарапов С.Ф. По русским хозяйствам. Москва, 1893.
[8] Черновик письма Н.В.Верещагина министру земледелия и государственных имуществ А.С.Ермолову // Документальный фонд Н.В.Верещагина. Череповец, 1992. С. 18.
[9] Вологодская государственная молочнохозяйственная академия имени Н.В.Верещагина. 100 лет. Страницы истории. Вологда, 2012. С. 11.
[10] Спирин В.И. Материалы по исследованию молочного скотоводства. Вологда, 1888.
[11] Из материалов периодической печати о Всероссийской сельскохозяйственной выставке 1879г., г.Санкт-Петербург.
[12] Государственный архив Вологодской области. Ф. 34. Д. 203. Л. 1.
[13] Вологодская государственная молочнохозяйственная академия имени Н.В.Верещагина. 100 лет. Страницы истории. Вологда, 2012. С. 9.
[14] Там же. С. 10.
[15] Верещагин Н.В. Об улучшении провоза молочных продуктов на наших железных дорогах. СПб, 1890.
[16] Н.В.Верещагин первоначально называл масло «Парижским», название «Вологодское» оно получило впоследствии, при введении ГОСТа, в 1939 году.
[17] Письмо Николаю II (1901–1902 гг.) // Документальный фонд Н.В.Верещагина. Череповец, 1992. С. 28.
[18] Письмо Николаю II (1901–1902 гг.) // Документальный фонд Н.В.Верещагина. Череповец, 1992. С. 28.
[19] Письмо Николаю II (1898 г.) // Документальный фонд Н.В.Верещагина. Череповец, 1992. С. 24.
[20] Письмо Николаю II (1902 г.) // Документальный фонд Н.В.Верещагина. Череповец, 1992. С. 36.
[21] Иващенко А. Зеленые побеги на засохшем дереве // Новый мир. 1993. № 4. С. 145–146. Метод доступа: http://www.booksite.ru/butter/article4.htm
[22] Вологодская государственная молочнохозяйственная академия имени Н.В.Верещагина. 100 лет. Страницы истории. Вологда, 2012. С. 20.